10:26 

Плата

Ким-Пять-с-Плюсом
Кто этот гений? Дайте я пожму ему горло!
Плата
Автор: Ким-Пять-с-Плюсом
Фэндом: Naruto
Персонажи: Орочимару/Какаши, Саске в отключке
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, AU
Предупреждения: OOC, зоофилия
Размер: драббл
Статус: закончен
Описание: Считай, что это было твоей платой за то, что Учиха пока останется здесь, Какаши-кун...
Публикация на других ресурсах: Если это кому-то надо – пожалуйста, но пришлите ссылку, порадуйте автора.


Текст в комментариях.

@темы: Naruto, Какаши Хатаке, Орочимару, слэш, фф

URL
Комментарии
2013-11-26 в 10:28 

Ким-Пять-с-Плюсом
Кто этот гений? Дайте я пожму ему горло!
***

- Когда печать пробудится в следующий раз, барьер ее задержит.
Рука опустилась вниз, и взгляд устремился на обессиленного ученика, повалившегося на холодный каменный пол.
- Совсем вымотался парень, пусть отдохнет, - вздохнув, проронил он, обращаясь сам к себе.
Посреди огромного зала с колоннами, находились двое: Какаши и Саске. Последний, с обнаженной спиной и запечатанной на плече меткой, без сознания лежал на каменном полу, посреди начерченного Хатаке барьера.
Окинув ученика придирчивым взглядом, Копирующий хотел было перенести его на кушетку, стоявшую неподалеку, как вдруг, почувствовал присутствие чужой чакры. А через секунду послышались звуки чьих-то неторопливых шагов.
- О, так ты выучил «Поглощение зла»? Совсем большой стал, Какаши… - знакомый хриплый голос заставил вздрогнуть джоунина и недоуменно обернуться.
- Ты…
- Давно не виделись, Какаши-кун, - на свет, из темноты коридора, вышла высокая стройная фигура. Длинные черные волосы, бледная кожа, тонкие губы и чуть раскосые глаза, будто подведенные фиолетовой краской.
- Орочимару! – Хатаке с ненавистью посмотрел на одного из легендарных Санинов.
- Ты уж извини, но сегодня я пришел не к тебе, - проронил брюнет с таким видом, будто бы разговаривал с соседским ребенком о погоде. – Мне нужен мальчик.
- Зачем тебе Саске? – еще сильнее нахмурился Какаши, кинув мимолетный взгляд на лежащего возле его ног, без сознания, ученика.
- Хех… а ты везунчик, - не обращая внимания на вопрос, проронил Орочимару, обводя скучным взглядом темный зал и вернувшись вновь к разглядыванию тонкой фигуры джонина.
Весь вид легендарного Санина, расслабленно стоящего посреди помещения, говорил о том, что тот не считает Какаши за сильного соперника.
- Такую вещь удалось заполучить, - мужчина усмехнулся и добавил, глядя на удивление Хатаке: - Раньше-то его у тебя не было, верно? Шарингана!
- Что ты задумал? – перешел в наступление Хатаке.
- Знаешь новое селение Скрытого Звука? Оно мое, - Орочимару, казалось, не собирался ничего утаивать. – Об остальном догадайся сам.
- Дурацкие амбиции, - проронил Копирующий, смотря на собеседника.
- Возможно, - не стал тот спорить, слабо пожав плечами. – Но для их достижения, мне нужны пешки…
- Значит, Саске тоже твоя пешка? – нахмурился блондин, сжимая от бессилия кулаки.
- Нет, - Змеинный Санин усмехнулся. – Он уже не пешка. Он – фигура…
Орочимару, не отводя взгляд от Хатаке, шагнул вперед.
- Стой! – Какаши моментально встал в боевую стойку. – Еще шаг, и я… Может, ты и один из Легендарной Троицы, но, по крайней мере сейчас, я смогу с тобой покончить…
В ответ послышалось лишь тихое хмыканье и шорох неспешных шагов.
- Ты слышишь меня?
- Хе-хе, - Орочимару остановился. – Хе-хе-ха-ха-ха!
По залу, будто тысячи зеркальных осколков, разлетелся громкий смех темноволосого мужчины, приводя Какаши в недоумение.
- Что смешного?
- Все смешно! – резко оборвав смех, холодно произнес Орочимару. – Ты уже ничего не изменишь.
Мужчина вновь шагнул вперед, сокращая расстояние между ними всего до нескольких метров.
- Я заберу Саске сейчас. И ты не сможешь меня остановить, Какаши-кун, - скучающе проронил Санин, но глаза мужчины были холодны.
- А это мы еще посмотрим… Чидори!
- Сеней Джашу!


***

- Я же сказал, - холодный скучающий голос Орочимару, будто тот разговаривал с неразумным ребенком, отдавался от каменных стен, - ты уже ничего не изменишь.
Прислонившись плечом к колонне и скрестив руки на груди, темноволосый мужчина стоял посреди зала, всем своим видом показывая насколько ему неинтересно; и даже это небольшое сражение не произвело на него никакого впечатления. А в двух шагах от него находился Какаши, опутанный двумя огромными белыми змеями. Пресмыкающие повернули свои плоские головы к пленному, тихонько шипя. Их тонкие раздвоенные язычки изредка появлялись, осторожно касаясь кожи джонина, будто пробуя того на вкус. Кольца, которые обвились вокруг Хатаке, не позволяли шевельнуть ни рукой, ни ногой. Казалось, сдави еще чуть-чуть, и он не сможет дышать.
Прерывистое дыхание срывалось с губ, приглушенное плотной тканью маски, а глаза зло сверкали из-под серебряных волос, упавших на лоб.
- Не стреляй так глазками, Какаши-кун, - усмехнулся Орочимару, - на меня твои убийственные взгляды не действуют.
- Я не позволю тебе забрать моего ученика! – Хатаке старался потянуть время, чтобы придумать как выпутаться из сложившейся ситуации.
- Ох, - Змеинный Санин устало вздохнул и, отлепившись от колонны, медленно зашагал к противнику. – Какой же ты надоедливый. И такой же глупый, как и все.
Орочимару разочарованно покачал головой, приблизившись к опутанному змеями Хатаке.
- Как же вы все не понимаете. Даже, если, я не заберу Саске сейчас, он все равно придет ко мне в поисках силы. Сам. Рано или поздно, но желание мести приведет его ко мне.
Если бы взглядом можно было убить, то брюнет бы уже валялся бездыханным на полу у ног Какаши. Но, увы.
- Сейчас ты такой беззащитный, - его тело ниндзя буквально облапали взглядом. – И это так… возбуждает.
Длинный тонкий язык, похожий на змеиный, скользнул наружу, облизывая бескровные губы.
- Я чувствую, что в тебе практически не осталось сил.
Какаши и вправду был почти истощен – подставившись так глупо. К тому же, змеи, опутывающие его, явно имели способность к поглощению чужой чакры.
- Я хотел уйти сразу, но думаю, что могу позволить себе потратить время на ученика моего некогда лучшего друга.
Орочимару окинул фигуру Какаши оценивающим взглядом, таким, каким обычно разглядывают товар на рынке.
- Думаю, твое тело – вполне любопытный экземпляр для… изучения.

URL
2013-11-26 в 10:29 

Ким-Пять-с-Плюсом
Кто этот гений? Дайте я пожму ему горло!
***

Какаши внезапно стало не по себе – колючий взгляд желтых, будто змеиных, глаз, тонкие губы, растянутые в злой насмешке и язык. Длинный змеиный язык, который вызывал противные мурашки по всему телу.
- Твое тело такое с-с-соблазнительное, - прошипел, словно настоящая змея, Орочимару. – И я жажду им нас-с-с-сладиться.
Копирующего передернуло от этих слов: мерзкие холодные мурашки устроили канкан на его спине.
Тонкие пальцы потянулись к лицу Какаши, к его маске, заставляя отпрянуть. Правда, это не сильно ему помогло – змеи еще более сильным кольцом обвились вокруг него, а маску, не смотря на сопротивление, стянули на шею.
Беглый осмотр желтыми глазами и длинный язык вновь выскальзывает наружу, касаясь открытых участков кожи, оставляя после себя влажные дорожки.
- Вкус-с-сный, - шипит Змеинный Санин и облизывается, будто перед ним лежит соблазнительное лакомство.
Движение рукой и змеи, послушные своему хозяину, сдавливают его еще сильнее, заставляя опуститься на холодный каменный пол. Сопротивление бесполезно – он это понимает, но не пытаться вырваться не может, поэтому, через секунду давление нарастает по новой и дышать, кажется, уже совсем нечем.
- Успокойся, Какаши-кун, - усмехнувшись, роняет Орочимару, с легкой улыбкой глядя на жалкое сопротивление Копирующего.
Еще пара взмахов и Какаши падает на пол, лицом вниз. От знакомства с твердым камнем спасает чужая рука, перехватившая его под живот в самый последний момент.
- Аккуратнее, Какаши-кун, - шепчет Змей, придерживая его одной рукой. – Мы же не хотим, чтобы ты испортил свое красивое личико, верно?
Хатаке хочется ответить, но он понимает, что это будет лишь бесполезное сотрясание воздуха, которое доставит противнику еще большее удовольствие. Поэтому он молчит. Молчит, но тем не менее, дергается в сторону, когда чужие руки фиксируют его в нужном положении, прижимая к полу.
- Вот та-ак, - тянет Орочимару, фиксируя руки и ноги пленника своими змеями. – Теперь ты уже никуда не денешься.
Какаши слышит легкое шуршание за спиной и пытается повернуть голову на звук, но сильная рука тут же придавливает его обратно к полу. Мышцы стянуло: руки, вытянутые над головой и ноги, разведенные в разные стороны – все это никак не способствует приятным ощущениям. К тому же, слабость от истощения чакры ощущается все сильнее.
- Ты не будешь просить меня отпустить тебя? – насмешливо шепчет Орочимару, наклоняясь к самому уху Копирующего. – Ну, или, хотя бы твоего ученика?
Какаши кидает мимолетный взгляд в сторону распластанного на полу тела Саске, который все еще не пришел в себя.
- О, не волнуйся, - Орочимару замечает его взгляд, - с Саске-куном все будет в порядке – я за этим слежу. Можешь в этом убедиться.
Его голову чуть приподнимают над полом, поворачивая в сторону лежащего Учихи, и Копирующий теперь может видеть небольшую змейку, лежащую на мерно вздымающейся груди мальчика.
- Ну, а вот, насчет тебя, я не уверен.
Голову снова прижали к каменному полу, и Какаши почувствовал, как чужие руки, пройдясь по его спине, спускаются ниже.
Хатаке снова попытался дернуться, когда почувствовал, что темно-серые штаны с него стянули, а обнаженную кожу ног коснулся прохладный воздух, вызывая неприятные мурашки.
- Тц-тц-тц, - поцокал языком Орочимару, явно удовлетворенный представшим перед ним видом.
Дрожь отвращения прошла по спине Какаши, а мышцы на ногах и ягодицах судорожно сжались, когда холодные тонкие пальцы прошлись по пояснице, спустились ниже, очерчивая контуры тела, пройдясь по ногам, а после вновь устремляясь наверх.
Снова вздрогнуть его заставило ощущение чего-то тонкого и холодного, скользнувшее по ногам и выше. Холодные тонкие руки Орочимару сжались на его ягодицах, впиваясь пальцами – до алых отметин, чуть разводя их в стороны. Промежность обдало прохладным воздухом, и Какаши почувствовал, как между ягодиц прошлось что-то тонкое, что-то похожее на… змеиный язык?
- Не дергайся, Какаши-кун, - на самое ухо прошептал Санин, но ощущение змеиного языка никуда не пропало. – Возможно, тебе это даже понравится.
Хатаке мог бы поспорить с этим, но слова так и остались не высказанными, когда он почувствовал, что в него ткнулось что-то много крупнее языка. Что-то твердое, гладкое и… живое!
- Ч-что… - не договорив, мужчина напрягся, пытаясь воспрепятствовать вторжению.
- Моя маленькая помош-ш-шница, - прошипел Орочимару, нагнувшись к самому уху Хатаке. – Чувс-с-ствуешь?
Он чувствовал. Чувствовал, как гладкая холодная голова змеи, преодолевая сопротивление его мышц, проникает все глубже, извиваясь и царапая нежные стенки кишечника своей чешуей.
Содрогаясь от омерзения, Какаши сжался, пытаясь воспрепятствовать проникновению, но змея, внутри него лишь еще больше продвинулась вперед. А потом – назад. Боль, даже для тренированного ниндзя, была просто ужасной – мелкие чешуйки впивались в него, вызывая болезненные стоны, еле сдерживаемые за стиснутыми зубами.
- Да, я вижу – чувствуеш-ш-шь, - плотоядно усмехнулся Змеиный Санин. – Но не переживай, это не единственное, что ты сегодня ощутишь.
Еще один стон сорвался с губ Копирующего ниндзя, когда рядом с первой змеей, в него ткнулась вторая, раздвигая своим телом стенки кишечника еще сильнее, проталкиваясь глубже. Миг и в нем извивалось уже две рептилии, растягивая его, заполняя до предела.
- Кх-х-х… - тяжелый стон, который не могли сдержать даже плотно стиснутые зубы, лишь еще сильнее возбудил Орочимару.
- Рас-с-слабься, - издевательски посоветовал Санин, - если не хочешь еще больше пострадать.
Тонкие пальцы скребли каменный пол от бессилия, мышцы сводило от напряжения, а движения змей все не прекращались. Казалось, толчки лишь стали жестче и глубже, а змеи увеличились в размерах.
Толчок. Болезненный выдох, сквозь плотно сжатые зубы. Резкий рывок назад, обдирающий внутренности. Судорожный вдох. И снова – толчок.
Бледная рука зарылась в его волосы, затерявшись в сребристом цвете. Тонкие пальцы буквально впивались в кожу головы, словно пытаясь проникнуть в мозг. Вторая рука скользнула на обнаженную поясницу, оглаживая и массируя напряженные от боли мышцы.
Чужие прикосновения не расслабляли, а лишь еще больше заставляли мышцы сжиматься в болезненной судороге. Дыхание стало резким и свистящим, словно легкие пробили острыми шипами.
- Думаю, этого достаточно, Какаши-кун.
Рука – та, что была зарыта в волосах, пропала. Вторая – лежащая на пояснице, скользнула вниз, пройдя по ягодицам и с силой сжав одну из них. Но все это не имело никакого значения, потому что змеи – те самые, что раздирали его внутренности – исчезли, оставив такую долгожданную пустоту.
Судорожный вздох облегчения оборвался на середине, когда сразу три длинных пальца скользнули внутрь него, задевая простату и выбивая искры из глаз – от боли.
Внутри было гладко и влажно, а пальцы хорошо скользили – капельки крови из разорванного ануса великолепно заменяли смазку. Бархатные стенки кишечника так приятно обволакивали его, что Орочимару с трудом сдерживал себя, чтобы не овладеть распластанным перед ним телом с особой жестокостью.

URL
2013-11-26 в 10:29 

Ким-Пять-с-Плюсом
Кто этот гений? Дайте я пожму ему горло!
Несмотря на старания двух змей, в заднице Какаши все еще было ужасно тесно, и Санин не спеша двигал пальцами, растягивая жаркий проход и загоняя пальцы внутрь как можно глубже, наслаждаясь не только плотно обхватывающими его мышцами, но и тяжелым дыханием жертвы.
- Думаю, все же, этого достаточно, - длинные пальцы с легким чпоком выскользнули из Какаши.
За спиной послышался легкий шорох снимаемой одежды – Орочимару, развязав серые брюки и чуть приспустив их, пристраивался меж разведенных ног Копирующего. Перехватив распластанное на полу тело под живот, мужчина резко дернул его на себя, ставя Хатаке на четвереньки.
Ноги и руки дрожали и, если бы не удерживающие его змеи, он нырнул бы вниз, поздоровавшись с полом носом.
По пояснице прошлась чужая рука, опустилась на бедро и притянула к себе. Что-то огромное и горячее коснулось его ног.
Орочимару потерся членом о чужие бедра, издав протяжный стон, наслаждаясь прикосновениями. Коснулся ягодиц, прошелся пальцами по анусу, вновь проникая внутрь, и чуть потянул на себя края мышц, раскрывая. Красная, слегка воспаленная от постороннего вторжения, дырочка так и притягивала к себе, и Санин поддался. Все так же придерживая Какаши под животом одной рукой, а второй – за одну из крепких ягодиц, мужчина толкнулся внутрь распластанного под ним тела, проникая сквозь сопротивляющиеся мышцы почти на половину, срывая слабые болезненные стоны с обкусанных губ.
Пара толчков, и вот он уже полностью внутри такого горячего и тесного тела. Дыхание чуть сбилось, указывая на возбуждение брюнета. Так хотелось овладеть своей жертвой сильно быстро и грубо.
Его буквально разрывало надвое, задница горела огнем, и оставалось лишь скрести каменный пол обломанными ногтями и сжимать зубы, чтобы подавить хриплые стоны. Чем, собственно, Какаши и занимался. Сопротивляться он уже не мог, и единственное, на что оставалось сил – удерживать себя, когда тело сотрясают грубые и глубокие толчки, когда чужой член врывается в него, трахая, словно какую-то подстилку.
Медленные, неспешные, будто ленивые, движения. Гладкое скольжение внутри горячего тела. Все это настолько заводило, что он буквально терял голову. С каждой секундой толчки становились глубже, а движения его бедер – быстрее. Орочимару буквально вдалбливался в эту узкую горячую задницу, сжимая тонкими сильными пальцами бледные ягодицы Какаши до алых следов и кровоточащих царапин.
Стоны, вырывающиеся из надорванного горла, уже не могли заглушить ни стиснутые до скрипа зубы, ни прокусанная до крови губа. Казалось, что каждый вскрик боли лишь распалял жажду насильника, каждый звук, выдавленный из него, сопровождался еще более безжалостными и грубыми толчками.
- Ты такой узкий, такой жаркий внутри, - будто бы ему было мало одних движений, Орочимару, прильнув грудью к его спине, шептал на ухо Какаши: - Я чувствую, как ты обволакиваешь меня там, как сжимаешься на любое движение.
Глубже, сильнее, быстрее – Орочимару уже не сдерживает себя, отдаваясь желанию, вбивая лежащего под ним джонина в каменный пол, впиваясь ногтями в незащищенную нежную кожу на спине, упиваясь слабыми стонами.
Наслаждение приходит, словно волна цунами, сбивая с ног и Санин, войдя максимально глубоко в податливое уже тело, кончает, изливаясь внутрь и прокусив чужое плечо до крови.
Выгнувшись в пояснице, подавшись чуть вперед, Какаши попытался в последний раз уйти от контакта, но Орочимару лишь еще сильнее притянул его к себе. Внутри все жгло огнем – расцарапанные стенки кишечника болезненно сокращались, лишь создавая еще больше дискомфорта. Хатаке чувствовал, как что-то горячее разливается внутри него, стекая по бедрам.
Сделав еще пару рефлекторных движений, Орочимару с легким чпоком вышел из Копирующего, наблюдая, как белесая субстанция вытекает из растраханного отверстия, и плотоядно улыбнулся.
- Из тебя получилась бы отличная шлюха, Какаши-кун, - прошептал Санин на ухо Копирующему и, отпустив обессиленное тело, встал на ноги, поправляя одежду. – Жаль, у меня совсем нет времени для тебя.
Лишившись поддержки чужих рук, Хатаке тяжело рухнул на пол. Взлохмаченные волосы, растрепанная одежда сверху и ее полное отсутствие снизу, ало-красные пятна засосов и царапин на пояснице и ягодицах, потеки спермы на бедрах. Превосходная картина.
Шевелиться не было ни возможности, ни желания. Голова раскалывалась, во всем теле – ужасная слабость, а перед глазами все плыло и сознание еле удерживало его на самом краю.
- Саске-кун все равно придет ко мне. Сам, - обойдя джонина, Орочимару насмешливо посмотрел на истерзанного мужчину. В отличие от Хатаке, сам брюнет выглядел вполне опрятным, будто между началом разговора и этим моментом не прошло и пары секунд. – Но, думаю, ты смог меня убедить не забирать его прямо сейчас. Считай, что это было твоей платой за то, что Учиха пока останется здесь, Какаши-кун.
Бросив последний взгляд на распластанное перед ним тело, Орочимару, развернувшись, медленно вышел из зала, даже не удосужив взглядом того, за кем, собственно и шел сюда.
Пелена на глазах мешала различить хоть что-то, голова кружилась и в мозгу билась лишь одна мысль: пока его ученик в безопасности. Для начала этого достаточно.
Перед тем, как его глаза закрылись, Какаши смог различить удаляющуюся фигуру Санина. Когда та окончательно скрылась за рядом широких колонн, Хатаке провалился в черное небытие.

URL
   

Записки психопата

главная